Творческое Начало в личности — это творчество как особенность характера человека.

Творческое состояние души — это способность человека сознательно воспринимать и правильно реагировать на увиденное. Рассмотрим природу восприятия и реагирования и выявим отличие творческого подхода в этом процессе от не творческого.

Представим себе, что человек видит дерево и заявляет: «Это — дерево» или: «Я вижу дерево». И вы полагаете, что он в действительности его воспринимает? Совсем необязательно. В отношении кого-то это является справедливым, однако если говорить о большинстве — то нет. Что представляет собой опыт большинства людей? Его можно охарактеризовать так. Глядя на какой-либо предмет (как на дерево в нашем примере), человек заявляет, что данный предмет соответствует понятию «дерево» и, следовательно, заключение «Я вижу дерево» верно. На первый взгляд кажется, что акцент делается на процессе видения, на самом деле здесь имеет место чисто познаваемое восприятие предмета, узнавание и его словесное выражение. Заявляя, что он видит дерево, человек лишь обнаруживает свою способность говорить. Он обучен узнавать определенный предмет и соответствующим образом его классифицировать. В силу этого в данном случае мы имеем дело лишь с неким процессом распознавания, а отнюдь не с подлинным видением, выражающимся в восприятии, созерцании или оценке.

Но что же представляет собой видение, или созерцание, в своем истинном значении? Творческий человек, наблюдая за катяшимся предметом с наклонной поверхности испытает удивительное ощущение: «я впервые увидел, как катится мяч». . Чему же тут удивляться, наблюдая за катящемся мячом? Для многих это само собой разумеющееся явление. Наблюдая, как катящемся мячём, эти люди находят лишь подтверждение своих повседневных знаний, согласно которым круглые предметы будут скатываться с наклонной и относительно гладкой поверхности. Они не воспринимают этот процесс полноценным образом и не переживают его, для них он сводится лишь к фиксации их знаний. Значительное различие в реакции на катящийся мяч можно наблюдать, сравнивая поведение взрослого человека и двухлетнего ребенка. Ребенок может, не зная усталости, сотни раз подбрасывать и ловить мяч, сопровождая взглядом его полет и испытывая от этого радость. Чем можно это объяснить? Если за мячом наблюдают взрослые, то им достаточно посмотреть на него один раз, ибо не получат никакой новой информации о нем, потому что в оценке данного процесса участвует лишь разум. Им будет скучно наблюдать за мячом снова и снова. Ребенок же, напротив, не ставит перед собой задачи получить какой-либо осмысленный опыт; само созерцание подскакивающего мяча и получение удовольствия от игры являются для него важнейшими. Впрочем, наблюдая за мячом при игре в теннис, многие взрослые также способны испытывать от этого радость. Глядя на дерево, осознанно воспринимая всю полноту его подлинного бытия, сочувствуя всем сердцем условиям, в которых оно растет, человек получает опыт, являющийся основой для того, чтобы суметь это дерево нарисовать. Другой вопрос, обладает ли он необходимыми техническими навыками, которые позволили бы ему заниматься живописью и отображать свои переживания. Но абсолютно ясно одно: ни один художник нигде и никогда не смог бы создать ни одной стоящей картины, передав в красках изображаемый объект, должным образом предварительно его не изучив и не осознав его особенности.

При подлинном живом восприятии абстрактный подход невозможен. В этом случае дерево становится совершенно конкретным и неповторимым. Такого дерева не отыскать во всем мире, ибо именно его видит глаз, именно оно находит отражение в сознании человека, и тем самым он оказывается с ним в определенных взаимоотношениях, становясь как бы его творцом.

Восприятие людей аналогично нашему восприятию предметов.

Глядя на человека впервые, мы, как правило, полагаем, что видим его. Однако очевидно, что в первую очередь наше внимание сосредоточивается лишь на поверхностных, второстепенных подробностях — таких, как цвет кожи, стиль одежды, воспитание, социальное положение, расположенность или недружелюбие к нам, благодаря которым мы оказываемся способны определенным образом этого человека классифицировать — аналогично тому, как мы классифицируем дерево, относя его к растениям.

Что значит взглянуть на другого человека творчески? Это значит увидеть его объективно, без искажений и надуманных качеств, избегая переноса на него черт характера других людей. В первую очередь это предполагает избавление от собственных «грехов», неизбежно обусловливающих возникновение эффекта переноса и искажения восприятия.

Творческое восприятие пробуждает человека от ленивого оцепенения и подготавливает к истинному пониманию самой сути вещей. Творческое состояние души и творческая жизнь оказываются достижимыми лишь в случае, если человек достигает внутренней зрелости и сводит к минимуму стремление к переносу и искажению реальности.

Познание человека во всей его целостности подобно внезапному открытию, порой поражающему неожиданностью откровения. Случается так, что при встрече со знакомым человеком вас вдруг посещает озарение: вам кажется, что раньше вы его толком и не видели и лишь сейчас узнали по-настоящему. Его лицо, глаза, жесты, походка, голос воспринимаются теперь по-новому, более ярко и выразительно, и перед вами предстает столь отличающийся от прежнего его совершенно новый образ. Становится ясной разница между понятиями: «видеть» в смысле смотреть и «видеть» в значении узреть; иными словами, отличие простого, бездумного созерцания от видения как обнаружения, осознания, открытия.

Знакомая с детства местность, знаменитая на весь мир картина или какой-либо другой известный объект могут поставить человека в подобную ситуацию. Необходимо отметить, что увидеть человека или какой-либо предмет в целостности, полноте и многогранности его природы — непременное условие правильного восприятия.

В реальной жизни, как правило, преобладают неверные реакции, равно как и ложные восприятия; ограниченные рамками обыденного сознания, они поверхностны по своей природе. Например, читая в газете статью о том, что в какой -то стране люди голодают, человек практически никак на это не реагирует.

Реагировать полнокровно означает привести в действие все человеческие ресурсы, посредством которых человек может воспринимать действительность: способность испытывать чувства радости и сострадания, любви и ненависти. Его реакция при этом обусловлена не разумом, а чувствами, т. е. тем, что он видит и слышит, его реакция на другого индивида адекватна, ибо восприятие направлено на его сущность, благодаря чему он реагирует на него должным образом. Он воспринимает человека словно всем своим существом, всей своей натурой; создается ощущение, будто в процессе мышления участвует не мозг, а все тело, и видит он не глазами, а сердцем. Если это на самом деле так, то, направляя к воспринимаемому им объекту все свои мысли, чувства и способности, человек перестает быть лишь наблюдателем, в то время как то, что он воспринимает, перестает быть просто объектом. Они становятся чем-то единым, происходит абсолютное взаимопроникновение, которое выражается в том, что видящий и видимое им, существуя как отдельные субъекты, в то же время сливаются в единое целое.

Какие же условия необходимы для того, чтобы человек обрел такое творческое состояние, при котором его восприятие окружающего мира было на уровне интуиции, было бы подобно озарению?

Первым таким условием является способность человека удивляться. Она присуща детям, расположенным к познанию всего нового. Обладая способностью удивляться, озадачиваться чем-либо, ребенок при этом реагирует естественно и по сути весьма творчески.

Как правило, большинство людей теряют способность удивляться под влиянием воспитания и образования. Удивление они рассматривают как проявление невежества, ибо полагают, что должны все знать. Окружающий мир для них более не чудесен и удивителен, а воспринимается как что-то обыденное. Между тем необходимым условием любой творческой деятельности и каких бы то ни было открытий в области науки или искусства как раз является сохранение человеком способности удивляться. Как точно заметил французский математик Раймонд Пуанкаре, способность допустить невероятное есть отличительная черта гениальности . Выдающимся ученым становится лишь тот исследователь, который при решении конкретной задачи благодаря своей способности удивляться обращает внимание на то, что другие рассматривают как само собой разумеющееся.

Способность сосредоточиться — это вторая отличительная черта творческой личности. Для человека, способного сосредоточиться, дело, которым он занят в данный момент, представляется самым важным. Человек живет здесь и сейчас, поэтому подлинное восприятие им реальности и его подлинная реакция на него возможны лишь в случае, когда он полностью отдается тому, что он в это мгновение чувствует и делает

.

Способность человека к самопознанию является третьей отличительной чертой творческой личности. Я — не только последняя буква алфавита, но и последнее слово в лексиконе ребенка, который учится говорить. Освоив же это слово, человек использует его в своей речи постоянно. Выражая свое мнение, он говорит обычно: «Я думаю». На самомже деле, он лишь повторяет распространенное выражение, услышанное, освоенное с детства. Он лишь воображает, что думает сам. Правильнее было бы сказать: «Мне (во мне) думается». Если бы граммофон мог говорить, он точно так же мог бы сказать: «Я играю симфонию Моцарта», хотя понятно, что он лишь воспроизводит то, что сочинено, записано на пластинку, а затем положено на диск проигрывателя отнюдь не им самим.

Сказанное относится и к области чувств. Ощущать себя центром событий, причиной и движущей силой происходящего может лишь человек, действительно осознающий свою самость, свое «я». Самоидентификация, ощущение своего «я» необходимы для каждого человека.

По поводу понятия «самосознания» ведется немало споров. Развивая свое самосознание, рассматривая себя как творца своих поступков, осознавая творческую роль своего «я», можно преодолеть страх и склонность к приспособленчеству. При этом подобная самооценка вовсе не делает человека не способным встать на место другого человека. Человек как творческая личность полностью проявляет себя лишь во взаимодействии с другими индивидами. Только вырвавшись из заточения своей личности, отстранившись от материальной оболочки своего «я», он может стать счастливым и постичь свою самоценность. Научившись реализовывать себя в процессе творческого взаимодействия, он парадоксальным образом как бы утрачивает в процессе самореализации свою самость. Ему удается выйти за границы собственной личности и в то самое мгновение, когда он думает о себе «я есть», — ему открывается ощущение «я есть ты», и даже «я чувствую единение со всем миром».

Следующая отличительная черта творческой личности — правильное отношение к конфликту: не избегать напряженных ситуаций и уклонении от полярных положений. Как раз напротив, о способности встретиться с конфликтом лицом к лицу и умении его разрешить. Мнение о том, что конфликтов следует избегать, поскольку они вредны, глубоко ошибочно. Конфликты — это источник стремления человека к самосовершенствованию, развития его сил и основа становления его характера. Человек, избегающий конфликтов, уподобляется хорошо отлаженному механизму, в котором моментально приглушается любой эмоциональный порыв. Но помимо обычных, случайных конфликтов, существуют и другие, которые можно назвать судьбоносными, ибо они коренятся в самой природе человека. Ведь тело человека, его физиологические потребности принадлежат животному миру, в то время как, призвав на помощь свое сознание и воображение, он пытается подавить в себе свои природные проявления. Строя какие-либо планы и принимая программы, мы находимся при этом в большой зависимости от абсолютно не подчиняющихся нашей воле или нашим планам случайностей. Одним из важнейших условий, определяющих наличие Творческого Начала в человеке, как раз является сознательное отношение к подобным случайностям, способность с сознательной готовностью встречать возможность конфликта. Человек не является творческой личностью, если он отрицает конфликт или относится к нему поверхностно, руководствуясь обыденным сознанием по принципу «все, что ни делается, — к лучшему» и не воспринимая ситуацию на эмоциональном уровне. Кроме того, человеку свойственно стремление игнорировать не только конфликты, но и существующие противоречия в своем характере. Пользуясь религиозной терминологией, эту же идею можно сформулировать следующим образом: каждый человек есть дитя Творца, и поэтому никто другой не может быть его кумиром или господином. Под этим подразумевалась ранее мысль о том, что каждый индивид наделен человеческим достоинством, имеет право на неповторимость и на развитие своих уникальных способностей, как бы он ни отличался от других. Выражаясь образно, предрасположенность человека к творчеству можно определить как готовность каждый день рождаться заново. В самом деле, рождение не следует рассматривать как событие одномоментное, когда ребенок появляется на свет и делает первый самостоятельный вздох. Биология рассматривает этот момент как определяющий, однако это лишь отчасти верно. Даже получив возможность самостоятельно дышать, новорожденный остается беспомощным и зависимым от матери. Процесс рождения имеет несколько этапов. На первом из них происходит расставание с материнской утробой, после чего следуют периоды привязанности и отлучения от материнской груди, затем расставание с подолом ее юбки и наконец с руками матери. Приобретая каждое новое умение (способность ходить, говорить, принимать пищу без посторонней помощи), ребенок покидает ступень, на которой он находился в то время, когда еще этим умением не обладал. Человек стремится реализовать заложенные в нем силы и способности, переходя к новому этапу своей эволюции. Его все время терзает это ощущение двойственности, в нем непрерывно происходит борьба желаний: с одной стороны, ему хочется покоя материнской утробы, с другой — он стремится достичь полной самостоятельности. На каждом новом этапе от человека требуется определенное мужество: сначала он должен перенести разлуку с чревом матери, затем — с ее грудью, ее подолом, ее руками. Наконец он достигает этапа, где сталкивается с необходимостью рассчитывать лишь на собственные силы; иными словами, в данный период человек должен обрести способность самостоятельно воспринимать окружающий мир и адекватно реагировать на него. В этом как раз и заключается обнаружение творческого потенциала человека. Итак, быть творческой личностью — значит рассматривать свою жизнь как непрерывный процесс рождения и не считать законченным ни один из этапов. Большинство людей умирает, полностью так и не родившись. Под творчеством как раз и следует понимать способность человека родиться прежде, чем наступит смерть. Быть готовым к рождению и, следовательно, к отказу от иллюзорных представлений о «безопасности» означает для человека обладать мужеством и верой. Мужество требуется для расставания со стабильностью и безопасностью привычного существования, отказа от конформизма, не испытывая страха перед одиночеством. Настойчивое стремление к истине, как в мыслях, так и в чувствах, также требует от человека огромного мужества. Лишь вера может придать человеку подобное мужество. Ветхозаветная вера, которая именуется словом « Emuna » и трактуется как уверенность. Такая вера означает отсутствие у человека каких-либо сомнений в реальности своей жизни, своих мыслей и эмоций, а также способность опираться на свой разум и чувства в познании бытия, рассматривая их как надежное орудие в этом познании. Из сказанного следует, что творчество немыслимо без мужества и веры. Подведя итоги: слово «творчество» не свойство, характерное лишь для особо талантливых людей; это определенная жизненная установка, достижение которой реально для каждого человека, и поэтому он должен к ней стремиться. Готовить человека к жизни — значит готовить его к творчеству, и поэтому формирование Творческого Начала в личности необходимо сделать универсальным воспитательным принципом.

Составил: Леонид Пелипенко,

по книге Эриха Фромма

«Кризис психоанализа. Дзен-буддизм и психоанализ»